+13752.52
голосов: 268
38904.34
Сила

С днём рождения, Муняша!


Сегодня день рождения у одного из лучших художников Табуна, вежливой и бесконфликтной юной леди и просто хорошего человека. Так поздравим же!

Moonyasha , пусть у тебя всегда будет творческий подъём, вдохновение и столько прогресса, сколько это возможно при твоём уже офигенном уровне! Продолжай приносить красоту туда, где её так мало! И в жизни пусть будут везение, силы двигаться вперёд в любом начинании, побольше хороших людей вокруг и поменьше притворяющихся друзьями!

Подарок тут→

Ambient.Prologue Зеленый Свет!

+117
в блоге Игры
Кликни
Можно поздравить создателя игры!
И ждать реакции Хасбро на игру!!!


И по традицииДэмо тут
Сайт игры
По возможности не забываем поддержать разработчика рублем
Страница Steam Greenlig

Хроника капитана Себрастиана. Глава 10. Nakutakia mema kwa siku yako ya kuzaliwa, капитан!

Да, каюсь, я ленюсь выкладывать главы на Табун… Увы мне.
но раз сегодня у меня такой повод — открытки от VIM 'a Во такие!
картинка

И в целом — чуть подробнее о моей зебро-пушке тут тоже есть.

Картинка, от аффтара. Да, я забыл про метку, огась.


Читать. Многа букаф.Любил ли капитан Себрастиан свой день рождения? Пожалуй, на этот вопрос он и сам не знал точного ответа. Этот день выпадал на самый разграр сезона штормов в Зебрике, так что раз на раз не приходился. Иногда скучающая донна Маргарита устраивала что-то совершенно волшебное, а иногда кутила в кабаках так, что забывала обо всём на свете. На «Иппотигре»… на «Иппотигре» сначала нужно было налаживать атмосферу в экипаже, потом было не до того, потому что все крутились, зарабатывая репутацию, а потом как-то стало… поздно напоминать, что ли? Впрочем, хотя шумных празднований никто устраивать не стремился, Себрастиан был рад даже больше, в частности, возможности отдохнуть пару дней, не задумываясь ни о чём. Неплохой, в общем-то, способ проводить день рождения, в ленивой медитации, когда можно более-менее спокойно взглянуть на совершенное за год и мысленно оценить. В идеале, конечно, еще было бы придти в порт заранее, чтобы разобраться с делами и в новый жизненный год войти без старых обязательств. И еще можно тихо проникнуть ночью на камбуз, чтобы испечь традиционную пресную лепешку и, если не проснется Гореб и не выгонит с тихими ругательствами, даже что-нибудь спеть.
Вот и сегодня, когда «Иппотигр» бросил якорь в Паломино, Себрастиан торжественно сбросил на боцмана папку с делами и, подхватив протестующе мявкнувшую Атаманшу, ушел к себе. Два дня, когда он может спать, читать давно отложенные книжки, писать длинные обстоятельные письма и вообще делать всё то, на что у него не хватало времени весь год. Ошалевшая от количества перепавших вкусностей кошка даже позволила себя вычесать и устроилась на табурете, стряхивая шерстинки, не попавшие на щетку, на капитанский плащ. Себрастиан не возражал, что повергло Атаманшу в священный трепет.
Он как раз успел устроиться на койке с книжкой, когда в дверь постучали. Требовательно, громко и нетерпеливо. Себрастиан моргнул, пытаясь понять, кто из команды забыл, что в эти два дня капитана на судне трогать бессмысленно. Ну да, конечно, Нэд. Он же еще ни разу не попадал на эти небольшие каникулы. Пришлось открыть и мягко перенаправить его к Мбици. Лучше, конечно, было бы к Горебу, но Мбици первым попался на глаза.

— Ага, спасибо! — радостно кивнул Нэд, получив ответ на свой вопрос. — А что случилось с капитаном, он болеет?..
— Нет, — усмехнулся Мбици, махнув хвостом. — Всё с ним в полном порядке, просто у него день рождения, и он нагло пользуется этим, чтобы бездельничать в каюте. Так что его сейчас трясти бессмысленно, всё, что связано с мореходством, у него начисто выветривается из головы.
— День рождения?.. Сегодня?! — Нэд похолодел от ужаса. У него же нет подарка, и вообще, он совершенно не готов к празднику.
— Да нет, завтра, кажется…
Жеребенок выдохнул. Времени было мало, но оно всё же было, и его предстояло потратить с пользой. Не оправдываться же незнанием, ведь он же теперь знает. Но, кажется, ни Мбици, ни Гореб не хотят ему помочь, хотя он спрашивал совета, или не могут, потому что у них как-то иначе заведено. Или они просто готовятся, как обычно, а Нэд завтра будет полным идиотом, который совершенно не знает, что надо делать. А если он всё испортит? Это нельзя допустить, иначе капитан расстроится, а в такой праздник совсем нельзя расстраиваться. Вот бы спросить еще какую-нибудь зебру, какую-нибудь совсем-совсем постороннюю. Отец всегда говорил, что иногда нужен свежий взгляд со стороны, значит, никто из команды не годится, раз даже Гореб не говорит ничего. Но где найти зебру в порту? Зебру… в порту… Нэд подпрыгнул: отец запрещал ему ходить по порту в одиночку и говорил, что в портах всегда полно авантюристов, грабителей и зебр! Значит, именно в порту и можно их найти. Если бы только не вахта. Нэд закусил губу, проводив ушедшего в кубрик Мбици долгим взглядом. Сбегать с вахты — это немыслимо, но ведь это ради дела… К тому же, «Иппотигр» в порту, отходить они будут только через два дня, сейчас светлый день, и палубу Нэд уже помыл, так что ничего страшного не случится, если его не будет. Это, конечно, было слабым утешением и абсолютно негодным оправданием, но если бы он только узнал пораньше, он бы ни за что в жизни не убежал! Надо только шепнуть Мбици, всё же, он и прикроет, если вдруг…
— Что, тоже не хочешь торчать тут, когда на берегу такая хорошая погода? — усмехнулся тот, когда Нэд сказал, что очень-очень хочет отойти. — Ладно уж, развлекайся, бесполосый, расскажешь потом, как погулял, и считай, что мы квиты.

Нэд осмотрелся, убеждаясь, что все матросы на палубе чем-нибудь заняты, как можно тише отступил к сходням и галопом рванул в порт. Он несся вперед, почти не глядя, и только когда свернул за угол и убедился, что судно скрылось из виду, остановился и перевел дух. Может, ему даже повезет, и он всё сделает быстро-быстро, никто и не заметит, что он отлучался. Теперь уже можно не скакать, а идти помедленнее и — осматриваться. Наверное, на виду их не будет, нужно зайти чуть подальше…
Он очень волновался и немного злился, вертя головой по сторонам. Отец всегда, завидев пеструю толпу, переходил на другую сторону улицы, прикрывал собой Нэда и смотрел очень недобрым настороженным взглядом, пока зебры не проходили мимо. И каждый раз напоминал Нэду, что от зебр нужно держаться подальше и ни в коем случае не смотреть им в глаза, потому что «эти страшные пестрые пони» загипнотизируют, ограбят, пристукнут в подворотне, а жеребят так вообще тут же похищают и продают в рабство на галеры. По его словам выходило, что зебры по порту ходили табунами. Ну и где весь этот табун, когда он так нужен?!
Он уже почти отчаялся и обругал себя последними словами за глупую затею, когда вдруг заметил краем глаза, как из тени кто-то вышел. Это точно была зебра, вряд ли сильно старше Нэда, закутанная в легкое покрывало. Но полоски просвечивали сквозь полупрозрачную ткань, а когда она заговорила, последние сомнения отпали:
— Если мечется душа, жизнь не будет хороша. Хочешь знать, что впереди? Не стесняйся, проходи.
Нэд улыбнулся и кивнул, подойдя к ней поближе. Было немного страшно, но она вела себя как самая обычная пони, которая хочет помочь. К тому же, она еще явно сама жеребенок, вряд ли ей хочется красть Нэда и продавать на галеры. Зебра, кажется, удивилась тому, что на нее никто не накричал, не прогнал и не убежал сам, но честно провела его в небольшой переулочек и открыла неприметную дверь.
Внутри царил полумрак, и воздух был тяжелый и дымный, Нэд закашлялся с непривычки. Его провожатая скрылась в лабиринте зеркал, тяжелых драпировок и занавесок, и страх усилился на мгновение. Особенно когда в центре комнаты сверкнула вспышка, взметнулся новый столб алого дыма и появилась взрослая зебра. Да уж, эффектно, надо признать. И жутковато, тут тоже сомневаться не приходилось.
Она сидела перед низеньким столиком в какой-то невероятной позе и улыбалась Нэду. Отвести взгляд было невероятно сложно, карие глаза с густой темной подводкой на верхнем веке по-настоящему завораживали. Нэд сделал пару шагов вперед, слабо понимая, что он делает. Глаза слипались сами собой, но дышать уже было не так сложно, оказалось, в основном в комнате клубился не дым, а обычный пар. Нэд сел напротив зебры, надеясь, что не уснет. Это было бы так глупо…
— Я гадаю много лет, дать могу любой ответ! — промолвила зебра бархатным грудным голосом. — Ясно вижу суть вещей, спрашивай и не робей.
Всё-таки в чём-то отец был определенно прав насчет зебр — мысли в их присутствии разбегались. В голове сразу появилось столько вопросов, что Нэд чуть не забыл, зачем вообще искал зебр в порту.
«Ну же… соберись… Ты же видишь зебр каждый день, что вдруг за проблемы…»
— Я… Я хотел спросить… — хрипло произнес Нэд.
Сидящая напротив зебра ободряюще кивнула.
— Я хотел узнать… как зебры празднуют день рожденья?
Она недоуменно моргнула и уставилась на него с немым вопросом в глазах. В голове немного прояснилось, и Нэд почувствовал себя увереннее.
— Понимаете… у меня капитан — зебра, и у него завтра день рождения, а я совсем не знаю, что мне делать, и я спрашивал у матросов, и даже боцмана, но они не говорят, а это же так важно…
Из-за занавески высунулась мордочка провожатой и еще пары жеребят.
— Хи-хи, вот так вопрос задал маме матрос!
— Всё бы вам хохотать, хулиганьё малолетнее! — совершенно другим голосом ответила зебра, махнув на них копытом. — У кого-то в кои-то веки настоящая проблема, а они смеются! Как не стыдно!
Нэд хихикнул и радостно улыбнулся — и вовсе эти зебры не страшные! И чего их все боятся? Даже он, глупый, боялся, вот же выдумал тоже… Ведь никто его на «Иппотигре» не обижал, и тут тоже нечего было так трястись, поджав хвост. Туман в голове рассеялся окончательно.
— Чаю? — лукаво прищурившись, предложила зебра.
— Ой, да! — закивал Нэд и смутился, — Ну, если вас не затруднит, конечно… потому что если затруднит, то не надо, потому что…
Он осекся и совсем смущенно прижал уши. Зебра только что не хохотала, но это было совсем не обидно.
— Видать, и правда с зебрами на короткой ноге. Никогда не видела пони, который бы согласился на чай. Дети, несите чай. И печенье. Любишь медовое печенье, морячок? — она произнесла это с каким-то особым оттенком кокетства, но Нэд едва ли заметил его.
— Не знаю, капитан никогда не предлагал мне такого… Он обычно просто пьет чай.
— Какой ужас! Я бы вашего кока в угол поставила, вместе с капитаном! Лишать жеребят медового печенья, надо же… кстати, о твоем вопросе. А капитан-то твой из какого племени?
Нэд похолодел — об этом он даже не думал.
— Я… не знаю…
— Хотя бы из какой части Зебрики?
— Не знаю…
— Хм. А как его зовут?
— Себрастиан…
За занавеской послышалось хихикание. Нэд сидел, низко опустив голову. Кажется, идти спрашивать совета у зебр в порту — это была плохая идея. Мало того, что с вахты сбежал, так еще и попусту отвлек хозяйку… она бы, может, уже кому-нибудь талисманчик бы сделала…
— И, разумеется, ты не знаешь наверняка, настоящее ли это имя, я права? — получив робкий кивок, зебра задумалась. — Да уж, отвыкла я от настоящих проблем за ворохом фокусов и мишуры… Всё больше приворот-отворот, хех. Как будто это работает… Ладно, давай поступим так: я тебе расскажу, как у нас принято, а еще мы позовем пару друзей, они тоже тебе расскажут. Племя, наверное, вряд ли угадаем, но хоть основные отличия празднования в разных частях объясним. А дальше уж ты сам не оплошай, хорошо?
Нэд кивнул, подумав, что быстро вернуться у него явно не получится. Но Мбици говорил, что капитан редко выходит из каюты в предпраздничные дни, а остальные поймут. Мбици-то точно поймет и поддержит, он ведь и сам иногда с вахт бегает ради праздников.

Руби, именно так представилась зебра, отправила своих жеребят за некими тетушками Джейд и Аммонит, и начала рассказывать. Через несколько минут Нэд тихо попросил листок бумаги — столько нового сразу он точно не запомнит и что-нибудь обязательно напутает, а ему очень хотелось сделать всё-всё правильно. Это ведь такой особенный день, который бывает так редко! Руби с усмешкой смотрела, как жеребенок торопливо записывает что-то карандашом, высунув от усердия язык. Какой славный… и так любит своего капитана со странным именем. Впрочем, об имени судить бесполезно, она ведь тоже назвалась не своим настоящим. Настоящее он бы всё равно не запомнил, да и не знает ее почти никто в этом городке под этим именем. Руби и Руби. Так и найдет быстрее, если вдруг что.
Джейд и Аммонит тихо проскользнули в дверь, поздоровались и присоединились к необычному «сеансу». Интересно, это зебры в разных регионах Зебрики отличаются полосками, или это зависит от чего-то другого? Потому что у Руби они были одиночные и четкие, Джейд щеголяла размытыми переплетающимися полосками всего на пару тонов темнее основного цвета шкуры, а у Аммонит они складывались в забавную спираль на груди и боках. Нэд пытался вспомнить, видел ли он похожие узоры у матросов «Иппотигра», но даже если и видел, то никогда не расспрашивал их о родине. Большое упущение с его стороны, надо бы поправить как можно скорее.
Иногда зебры задавали вопросы, и Нэд честно старался отвечать как можно подробнее, рассказывал про характер и привычки капитана и жизнь на борту. Новые знакомые внимательно слушали и тихонько спорили, стоит ли рассказывать про тот или иной обычай. А еще они подбрасывали идеи для подарка, и Нэд старательно конспектировал всё, что они говорили. Он не знал, что будет завтра, но надеялся, что теперь точно не будет совсем уж глупо выглядеть.

Нэд успел записать всё, что ему рассказала Руби про центральную Зебрику и юг, и уже дописывал обычаи восточной части, о которых рассказывала Джейд, когда дверь вдруг резко распахнулась. На пороге стояла фигура в черном плаще с капюшоном. Фигура, которую Нэд никак не ожидал увидеть здесь и сейчас…
Капитан Себрастиан медленно зашел в комнату, чеканя слова на каждый шаг.
— Так, так, так. И что я вижу? Мой матрос сбегает с вахты и весело проводит время в портовой гадальне. Как. Мило.
Нэд сглотнул и прижал к себе записи. Капитан злится… очень злится.
— Простите, капитан… я просто хотел спросить…
— Спросить… — с издевкой в голосе перебил его Себрастиан. — Ну конечно, как я не догадался, все ходят к портовым зебрам, чтобы что-нибудь спросить, — он заметил чашки на столе и его глаза расширились. — Ты… ты это пил?..
— Д-да, капитан, мы пили чай…
— Неужели? — Нэду показалось, что в голосе на секунду сквозь усмешку мелькнул испуг, но капитан теперь смотрел на Руби и говорил совсем другим тоном: — Что ты ему подмешала?!
— Мяту и чабрец, — фыркнула зебра, поднявшись. Яростный взгляд она встретила спокойно. — Это преступление? Или у него аллергия? — спросила она с испугом. Об этом она действительно совершенно не подумала…
— Нету у меня аллергии…
— Помолчи! — раздраженно бросил капитан, обернувшись к Нэду на секунду. Он отшатнулся, испуганно глядя на Себрастиана: никогда еще капитан с ним так не разговаривал. — Что, неужели отец не научил тебя ничего не есть, а уж тем более не пить при зебрах?!
Нэд удивленно мотнул головой — что за странные вопросы, ему что, теперь и на «Иппотигре» отдельно есть, что ли?.. Но Себрастиан уже не смотрел на него, он стоял перед Руби и снова кричал:
— Чем ты ему мозги затуманила?!
— Тайна вопрошающего свята, и ты прекрасно это знаешь, — Руби, казалось, забавляла ситуация.
Себрастиан взвился на дыбы, и Нэд зажмурился: на мгновение ему показалось, что капитан ударит Руби. Но самообладание вовремя вернулось, и он отступил на шаг назад и, шумно выдохнув, опустился на все четыре ноги.
— Капитан… пожалуйста, послушайте… Я всё объясню! Пожалуйста…
Нэд попробовал показать ему свои записи, но капитан в гневе выхватил листочки и, смяв, бросил в чуть дымящуюся курительницу. Нэд расширившимися глазами смотрел, как взметнулся язычок пламени. Всё пропало… Что теперь делать? Он же не запомнил… И что он уже наделал… капитан так злится… Как неудачно всё получилось, ну почему он понадобился капитану именно тогда, когда сбежал с вахты?! Впервые в жизни сбежал… И не просто так! Ну почему он не слушает, не хочет даже послушать?! Неужели это из-за побега? Быть не может, Мбици же постоянно бегает, и капитан никогда так не кричит… Или это всё только потому, что Нэд пришел к зебрам? Но ведь это тоже бред, капитан же сам зебра…
— Сколько ты с него стрясла? — капитан по-прежнему вёл диалог только с Руби, не глядя на Нэда. Тот попробовал еще раз вставить слово, чтобы объяснить:
— Капитан, я не…
— Сколько?! — рявкнул Себрастиан.
Руби прищурилась и молча выложила на столик несколько монет. Себрастиан небрежно смахнул их в кошелек, не отрывая взгляда от гадальщицы. Нэд в ужасе помотал головой: это всё сон, это какой-то кошмар, так не бывает! Нэд совершенно точно знал, что это не его деньги, он так спешил, что совсем забыл про кошелек и оставил его на шхуне. Что происходит, Нэд еще ни разу не видел Себрастиана в таком гневе, ни когда потерялся в Юни-Корнуолле, ни даже когда посадил «Иппотигра» на мель!
— Живо на судно! — капитан наконец-то посмотрел на жеребенка.
— Капитан, выслушайте! Я…
— Ты оглох сегодня?! Живо, я сказал!
Нэд отступил на шаг и посмотрел на капитана, изо всех сил сдерживая слезы.
— Оглохнешь тут с тобой! Ты ведешь себя хуже пони! — яростно крикнул он. — Ты сам всегда мне говорил, что к зебрам относятся совсем неправильно, но ты же первый нападаешь! Это нечестно! Ты даже не хочешь меня выслушать! А если бы я с вахты сбежал в бордель, ты бы тоже так орал?! У кого еще тут мозги затуманены!
Себрастиан опешил на мгновение, но лишь на мгновение.
— Я с тобой на судне еще поговорю, голозадый! — прошипел он, прищурившись. — Марш отсюда, больше повторять не стану!
Нэд сердито хлюпнул носом и, жалобно посмотрев на Руби, Джейд и Аммонит, тихо прошептал:
— Простите за беспокойство, пожалуйста… Я честно не хотел…
Он обошел капитана по широкой дуге и галопом выскочил за дверь. Себрастиан последний раз взглянул на гадальщицу и, резко развернувшись, вышел, хлопнув дверью.
Руби с усмешкой посмотрела на подруг.
— Эти двое стоят друг друга!
— Они так беспокоятся друг о друге… — согласилась Аммонит.
— Если б еще его капитан орал потише, — поморщилась Джейд. — Я, конечно, туговата на ухо по старости, но на левое! А теперь, похоже, и на правое тоже…
— Да брось, Джейд, как будто ты не знаешь, как орут родственники, если видят нас ближе километра от их ненаглядного чада.

Нэд взбежал по сходням, думая о том, куда бы забиться, чтобы выплакаться и хоть немного придти в себя. Вряд ли капитан сильно задержится, и, конечно же, решит продолжить прерванный разговор. Там, при зебрах-гадальщицах, он почти не читал нотаций, но здесь, на «Иппотигре», точно запрет в каюте и отчитает. А Нэду не хотелось, чтобы разбушевавшиеся эмоции ухудшили ситуацию, даже если и ухудшать-то некуда. Он и так не сдержался и накричал на капитана при Руби и ее друзьях, вряд ли он закроет на это глаза.
Нэд совершенно не смотрел, куда бежит, к тому же злые слезы застилали глаза, и поэтому только природная ловкость зебр позволила Мбици удержаться на ногах.
— Воу, полегче, бесполосый! Если мне и суждено свернуть шею, я бы предпочел более… эм… эпичную ситуацию.
— Прости, Мбици… — Нэд смахнул слезы, но, подумав, уткнулся вахтенному в плечо.
— Что это с тобой?.. Что случилось? Кэп тебя поймал?
— Поймал… и накричал. Точнее, он не совсем на меня, а потом я на него, а потом…
Нэд всхлипывал на плече у Мбици, но объяснить толком никак не получалось. Нэда захлестывали эмоции, рыдания подкатывали к горлу и мешали сосредоточиться. Мбици ошеломленно смотрел на жеребенка, пытаясь понять, что такого произошло, что Нэд так среагировал на взбучку. Как будто это была первая…
Себрастиан поднялся по сходням, наткнулся на недоуменный взгляд Мбици и закатил глаза.
— Мбици, когда бесполосый немного успокоится, пришли его ко мне, хорошо?

Мбици кивнул и не стал расспрашивать. Нэд сердито хлюпнул носом еще пару раз и поднялся. Смысла нет затягивать, всё равно ведь капитан устроит разнос, так уж лучше сразу. Переглянувшись с вахтенным, Нэд стиснул зубы и зашел в капитанскую каюту.
Себрастиан стоял у окна и повернулся не сразу.
— Прости бестактный мой вопрос, зачем ты к зебрам сунул нос?..
— Мне очень нужно было спросить одну вещь, — Нэд чувствовал, что всё еще злится. Хотя и за побег было стыдно.
— И эта вещь настолько не могла подождать окончания твоей вахты?
— Это была… срочная вещь.
— Могу я поинтересоваться, что именно ты хотел узнать?..
Нэд замялся на несколько секунд, но помотал головой, решив не портить сюрприз. Себрастиан вспомнил скачущие буквы рапорта на пестрой лоции капитана бригантины и тихо вздохнул.
— Неужели никто из команды не мог ответить на твой вопрос?
— Я спрашивал. Но они не ответили. А другого времени у меня не было бы. Это был… срочный вопрос, говорю же. Я рассчитывал, что вернусь быстро.
Себрастиан посмотрел на жеребенка. Он явно всё еще был обижен, хотя за побег ему было стыдно. Понять, какая из эмоций перевешивала, Себрастиан не мог. Но разговор на эмоциях все равно не приведет ни к чему хорошему…
— Может, чаю?..
— И что вы мне туда подмешаете? — ехидные слова вырвались прежде, чем Нэд успел задуматься.
Себрастиан дернулся, словно от пощечины, и опустил взгляд. Как, ну вот как теперь объяснить Нэду разницу между зебрами и… зебрами?
— А еще… — Нэд произнес это смущенно, — капитан, нужно вернуть зебрам деньги, потому что я им не платил.
— Нэд, если ты не помнишь этого, это еще не значит, что…
— Капитан, я же не маленький! Я помню такие вещи! — фыркнул Нэд и топнул копытцем.
— Не маленький, да… — ехидно ответил Себрастиан. — Ты безответственная голозадая мелочь. Будешь до получения кьютимарки яблоки на камбузе чистить! И с судна — ни на волос не сойдешь.
— Это значит — вечно, потому что я так никогда не получу себе метку!
— Значит, будешь чистить вечно!
Нэд фыркнул и вышел из каюты. Мбици, если и не подслушивавший под дверью, то явно крутившийся неподалку, подошел поближе с ехидной усмешкой.
— Что ты там сказал такого?.. Я слышал, кэп опять орал.
— Я наказан на веки вечные… — фыркнул Нэд, еще не определившись, что он думает по этому поводу. С одной стороны, наказание не очень серьезное и продлится ровно до тех пор, пока капитан не остынет. С другой стороны, было обидно за то, каким тоном капитан это высказал. Пусть даже Нэд и спровоцировал его невольно…
— Круто! Значит, завтра мы с тобой пойдем в город?
— Мбици, я же наказан.
— Я и говорю — пойдем в город, — вахтенный подмигнул и увлек Нэда на камбуз.

Посадив жеребенка чистить морковку на ужин, Мбици растрепал ему гриву, приободряя, и выскользнул на палубу. Кэп, конечно, будет опять орать, что к нему кто-то ломится, но уж лучше сразу всё выяснить. Для приличия можно сначала постучать…
Себрастиан со вздохом понял, что в этом году спокойных дней ему не видать, и впустил Мбици.
— Что такого произошло, что бесполосый примчался обратно с… таким видом? Это ты всего лишь из-за самоволки? Кэп, ты ведь никогда…
— Он был у портовых зебр, — перебил словесный поток капитан.
— И что? — с искренним недоумением спросил Мбици.
— Он был у портовых зебр! — Себрастиан считал, что это всё объясняет. Мбици был уверен, что это не стоило ни секунды ора.
— Что ты взъелся на несчастных зебр?..
— Это жеребенок!
— Я тоже ходил к портовым зебрам, когда был жеребенком. Честное полосатое, не понимаю, в чём проблема…
— Зебра зебре рознь, тебе ли не знать, Мбици. Я, конечно, должен был за этим следить, да, и, вероятно, объяснить, но мне и в голову не могло придти, что он пойдет в гадальню…
— И что бы с ним сделали в той гадальне?! Кэп, честное полосатое, ты сейчас похож на страуса. Причем на страуса-наседку.
— На гауптвахту хочешь тоже? Скажи прямей, авось поможет!
— Ни секунды не сомневался, — фыркнул Мбици и направился к двери.
Себрастиан проводил его долгим взглядом и, вздохнув, опустился в кресло. Настроение, испорченное выходкой бесполосого, так и не желало исправляться. Мбици со своим искренним непониманием того, что в порту живут не только нормальные зебры-гадатели, но и шарлатаны, и работорговцы, и вообще кого там только нет, может довести ситуацию до настоящего кошмара. Ему-то хорошо, он интуитивно обойдет прохиндея за милю, но бесполосый, забывший не только страх перед зебрами, но и банальную осторожность в общении с ними, точно рискует влипнуть в какую-нибудь поганую историю. А что совсем плохо, так это то, что сам Себрастиан сегодня поддался эмоциям, и теперь бесполосый подсознательно закрывается, и донести до него даже полезную информацию без скандала будет практически невозможно, пока он не перестанет дуться.
На ужин он пришел позже обычного. Нэд, весело болтавший с матросами, завидев капитана, демонстративно подхватил миску и пересел куда-то в угол. Себрастиан вздохнул и, развернувшись, ушел обратно к себе. Кусок всё равно не полез бы в горло…
Гореб посмотрел ему вслед и покачал головой, обернувшись к Нэду:
— Бесполосый, это ты зря…
— Он сам мне сказал, чтобы я ничего не ел и не пил при зебрах! — упрямо заявил жеребенок, хотя и ощутил укол совести сразу, как только капитан не присоединился к команде на ужин.
— Нэд, если бы воспринял его совет всерьез, ты бы сел там с самого начала, верно? — Гореб не позволил ему ни замять тему, ни убедить себя в том, что его поведение не было вызывающим. — Ты сейчас упорно раздуваешь угли отшумевшего пожара. Разве мало дров вы оба наломали сегодня?
— Гореб, только ты не начинай читать нотации! — фыркнул Мбици, демонстративно подсаживаясь поближе к Нэду. — Ты не мог не видеть, что кэп сегодня, мягко скажем, был не образец тактичного поведения!
— Даже самые великие капитаны могут не успеть перестроить паруса под сильный порыв, особенно когда не ждут его, — Гореб по-прежнему не рифмовал, но мягкую волну теплой силы ощутил даже Нэд. Боцман усмехнулся и, поднявшись из-за стола, пошутил: — Но это же не повод быть суровыми воспитателями и оставить его без сладкого.

Он подхватил небольшой поднос и, собрав порцию ужина, вышел с камбуза.
Дверь капитанской каюты была заперта. Гореб не удивился, но, когда Себрастиан не открыл на стук и не отозвался на голос, на секунду испугался. Кажется, порыв был несколько сильнее, чем он думал.
— Себ, открой, это я!
— Не кричи, пожалуйста, я здесь, — с марсовой площадки половой тряпкой свисал полосатый хвост. — И я не голоден. А тебе с подносом будет неудобно забираться сюда, а я бы хотел… я бы попросил тебя это сделать, Гореб.
Боцман открыл было рот, чтобы настоять на том, чтобы Себрастиан спустился, но, подумав секунду, промолчал. Поставил поднос с ужином у двери и быстро поднялся по вантам.
— Мне страшно… — прошептал Себрастиан, не глядя на боцмана, забравшегося на марс. — Гореб… я повел себя сегодня, как… как раньше. Я так верил, что это в прошлом, и больше не повторится.
— Всегда проще вызвать бурю, чем укротить, — усмехнулся боцман. — А уж ты и вовсе вечно на острие стихии, удивляюсь, как тебя не смыло до сих пор.
— Как видишь, захлестнуло…
— Но ты же выплыл. И вообще, тебе иногда полезно побыть тираном — эти двое на кухне сегодня сотворили шедевр.
— Ты говоришь, как Мбици,— Себрастиан повернулся, улыбаясь уголками губ.
— Я просто знаю, что ты не хочешь серьезных разговоров сейчас. А еще ты хочешь есть, не спорь со мной, я слышу твой желудок.
— Это прибой.
— Ты всерьез сейчас заявляешь мне, что я не отличу шелест прибоя от урчания голодного желудка? Себ, поверь, прибой я слышал чуть чаще, и он точно не такой.
— Действительно, кого я пытаюсь накормить байками про море…
— Байками сыт не будешь. И самоедством желудок тоже не набить. Спускайся, а если после ужина тебе все еще захочется любоваться звездами, залезешь снова.
— Ты прекрасно знаешь, что на полный желудок мне будет лень куда-то там лезть, — проворчал Себрастиан с улыбкой, нашаривая выбленку копытом.
Он открыл дверь каюты и втащил внутрь поднос. Гореб с ним не пошел, хотя Себрастиан не мог определить, нравилось ему это или нет. С одной стороны можно было медленно-медленно есть остывший ужин, с другой — хотелось обсудить сложившуюся ситуацию. Последний раз такое было довольно давно, несколько лет назад, и сейчас он оказался не готов к тому, чтобы быстро подобрать правильные слова и не допустить жеребячьей обиды. Впрочем, Мбици, который в свое время и попадал под не сдерживаемые эмоции Себрастиана, реагировал столь же бурно, как и Нэд, но и быстро отходил. Пожалуй, после ужина стоит попробовать еще раз. А если освободить его от отбывания наказания, можно будет надеяться, что камбуз ночью будет свободен, и можно будет хотя бы частично отпраздновать день рождения. Хотя бы не откладывать традиционный ритуал надолго. Ну и вернуть душевное равновесие, если очень повезет.

Капитан потоптался перед дверью на камбуз и вошел. Как можно тише поставил поднос с посудой на край стола и отступил. Нэд, о чем-то смеющийся с Мбици за мытьем посуды, заметил темный силуэт в дверном проеме и, вздрогнув, с остервенением начал тереть большую кастрюлю. Совсем свежие воспоминания об этом же силуэте в другом дверном проеме вновь заворочались в памяти. Загнать их поглубже никак не получалось.
— Бесполосый, можно с тобой поговорить?
— Да, капитан, я зайду к вам в каюту, как только домою эту кастрюлю. Или я вам срочно нужен?
— Ты всегда мне нужен, но…
— Всегда нужен, неужели?! — Нэд аж взвизгнул, взвиваясь на дыбы. Себрастиан отшатнулся, пытаясь понять, что такого ужасного он сказал на этот раз. — Я знаю, зачем я тебе нужен! Ты надеешься, что если посылать меня на переговоры, то можно будет привлечь больше клиентов, если они не будут знать, что торгуют с зебрами! Мне Мбици всё рассказал, всё!
Капитан перевел взгляд на съежившегося вахтенного.
— Мбици… ты… действительно это рассказал?..
Он смотрел на Себрастиан в ответ, не находя сил ни ответить вслух, ни просто кивнуть. Да, они с капитаном действительно как-то раз говорили об этом, давно еще, когда бесполосый только-только пришел на «Иппотигр», в шутку, разумеется. И сейчас он рассказал об этом разговоре Нэду в шутку, надеясь, что яркое воображение дорисует смешные детали таких переговоров и позволит жеребенку поскорее забыть обиды. Но он и представить себе не мог, какие именно детали дорисует себе Нэд.
— Мбици… ответь мне, — шепот капитана не был угрожающим, скорее, невероятно усталым и бесконечно грустным.
— Да…
— Вот! — обличающе ткнул копытцем Нэд. — Ты сегодня накричал на Руби и ее подруг, но ты сам точно такой же! Нет, ты хуже! Ты просто-напросто врун и хитрец!
— Я… я объясню, Нэд, выслушай меня…
— И слушать не хочу! — Нэд в гневе лягнул стол, и грязная посуда со звоном разлетелась по камбузу. — Не подходи!
В повисшей тишине шатавшаяся на столе кружка полетела на пол, разбившись с тихим укоризненным звоном. Себрастиан низко опустил голову и, пятясь, вышел.
Нэд тяжело дышал, опершись боком на многострадальный стол. Мбици смотрел на него с ужасом в глазах.
— Бесполосый… Нэд, ты всё не так понял. Кэп, конечно, тот еще мастер подбирать слова, но он…
— Мбици, ты что, тоже мне соврал?.. — Нэд резко развернулся, прищурившись. Он был встрепанный, и Мбици бы обязательно хихикнул, если бы ситуация не была такой тяжело-серьезной.
— Нет, — твердо ответил вахтенный. — Я сегодня никому не врал.
— Какой дурацкий день… Даже ты никому не врал… — всхлипнул Нэд, уткнувшись ему в плечо.

На марсовой площадке было ветрено и свежо. Отчасти за это Себрастиан так любил это место — мысли в порядок там было приводить просто идеально. Так что вопреки тому, что он сказал боцману, Себрастиан всё же поднялся туда снова. Но сейчас даже это не помогало нащупать точку опоры. Разбилось… Всё разбилось. Как чашка. Пони считают, что посуда бьется к счастью, что за глупец выдумал эту чушь? Чашки, как и отношения, бьются по неосторожности, и только.
Себрастиан стоял, закрыв глаза. Предки всемогущие, будьте милостивы хотя бы в эту ночь, не оставьте в пустыне заблудшего… Но небо молчало, казалось, даже предки были в шоке от того, что он натворил сегодня. Он пытался размеренно дышать, но обрывки воспоминаний, разбуженные сегодняшней несдержанностью, не уходили. Наоборот, они множились, отражались и звенели эхом отголосков, и особенно ярко смотрелись в этом пугающем одиночестве мыслей.
«— Можно, я пойду сегодня в город? Это важно!
— Ты наказан, зеленая плесень.
— Две недели буду драить палубу без напоминаний, честное полосатое!
— Ты и без этого будешь ее драить, потому что ты наказан. А узнаю, что сбегал — вечным камбузным сделаю!
— Это называется кок…
— А еще раз вякнешь — добираться до города будешь вплавь. С вещами.»
«— Это не я!
— Да ну? И много еще у нас таких шутов на судне?
— Но на этот раз это точно был не я!
— И у тебя даже есть аргументы посерьезнее?
— Нет, но… поверьте, я здесь ни при чём, честное полосатое, ни при чём!
— Плесень, твое место на ближайший переход — на камбузе. И сделай так, чтобы я тебя нигде больше не видел.
— Хорошо, буду завязывать вам глаза всякий раз, когда пойду в гальюн!
— А почему я всё еще вижу тебя не на твоем месте, м?»
«— Я прошу освободить юнгу от наказания, я точно знаю, что его не было на судне в тот момент, когда…
— Вахтенный Гореб, если вам так хочется поменяться с ним местами, я вам это устрою без проблем. Впрочем, если его всё равно не было на судне, когда он должен был тут быть, можете поделить обязанности по камбузу на двоих. Яблок хватит всем. А если вдруг закончатся — в трюме есть морковка.»

То ли ветер остудил мокрую от пота спину, то ли холодок пробежал сам по себе, в любом случае, Себрастиан поежился и помотал головой. Всевидящие предки, не дайте забыть, позвольте не вспоминать…
Да уж, вспомнить прожитый год точно не получится теперь. Зато вот таких обрывков наберется на ночь, если не больше. Много, почти одинаковых, очень похожих. Поспешных, несправедливых, штормовых. Вплоть до настоящего шторма, когда…
«— Мбици! Мбици, лови! Ты в порядке? Вернись в кубрик, здесь опасно.
— А можно я сам сегодня решу, где мое место? Лучше свой страховочный затяни. Эй, на стакселе! Я сменю!»


Себрастиан улыбнулся. Чашки склеиваются… разве что не любым клеем. Может быть, еще не совсем поздно всё исправить… Но не сейчас, сегодня он уже ошибся несколько раз, неверно представив реакцию Нэда на слова. Больше промахов ему точно не простят.

— Бесполосый, а может быть, ты всё же расскажешь поподробнее, что случилось сегодня днем? Очень сложно балансировать на канате, знаешь ли, который вы постоянно перетягиваете, — Гореб зашел на камбуз.
Нэд посмотрел на боцмана снизу вверх и кивнул. Гореб всегда такой невозмутимый, вот кто точно поможет ему справиться с обидой. А то сейчас… сейчас он на каждое слово капитана готов придумать такую цепочку выводов, что хоть в море не ходи. Но слова застряли в горле, и даже начать не получалось толком. Нэд попробовал пару раз, но сбивался и начинал заново. Мбици покачал головой.
— Подожди. Давай так: я попробую рассказать, а ты меня поправишь, хорошо? — Нэд кивнул. — Значит, сегодня днем ты попросил меня прикрыть твое отсутствие, так? А сам в это время пошел к портовым зебрам в гадальню, я ведь прав? Это был личный интерес?
— Нет… не совсем. Я хотел… хотел…
— Опустим. Пока что. Хотя я тоже не вполне понимаю, что за внезапность могла тебя к ним направить. Капитан тебя окликнул зачем-то, но найти на «Тигре» не смог. Это я уже дополняю, чтобы ты знал. Он сильно удивился, потому что не в твоих привычках бегать с вахты. В порт он ушел в любопытном недоумении, потому что вещь, которая заставила тебя вот так всё бросить, должна была быть совершенно невероятной. Но он не собирался на тебя орать, я-то знаю, как он относится к прогулкам, которые не угрожают судну ничем серьезным. К тому же, он чувствовал, что ты в порядке, хотя и не вполне доверяет своей интуиции, когда дело касается тебя. Он почему-то считает, что не может чувствовать земнопони-матроса так же хорошо, как зебру. Хотя чушь всё это, всё он может, если тебе интересно моё мнение.
— То есть, он не случайно зашел к Руби?.. Он может узнать, где я? — Нэд смутился, что перебил Мбици, но открытие было таким невероятным, что просто нельзя было не переспросить.
— Почувствовать, да. И даже примерно в каком ты состоянии. Ну, как минимум, он точно будет знать, если тебе угрожает серьезная опасность. Не смотри на меня так, он никогда не злоупотребляет этим. Разве что если нужно кого-нибудь найти, как сегодня, ну, или кто-то в бед
Читать дальше →

Небольшое дополнение.

Решил я как-то поискать MLP-контент на роднай беларускай мове и… что-то как-то не нашёл. Не знаю, может, я плохо искал, но… Это непорядок. Дело надо исправлять. Посему вот текст перевода двух самых первых эпизодов:
yadi.sk/d/6J5paM5fm2oaM
Можно на субтитры, можно (лучше) на озвучку. Используйте на своё усмотрение.

Жизнь в табуне.

+117
в блоге Лошадиный блог
Про свой ЖЖ вспомнила Лора Уильямс-Шпиленок. Почти каждый день она выкладывает фото и видео своих лошадей. Очень рекомендую подписаться!

«Одно из моих любимых занятий — наблюдение за табуном в естественной среде. Но это возможно только тогда, когда лошади пасутся рядом, потому что я не могу бегать так быстро, как они. Вот и решила провести эксперимент с GoPrо. Я сидела верхом на Зорьке — без седла или уздечки, только с веревкой на шее. Я никаких команд ей не давала, хотя по началу она сомневалась, ждала инструкций. Когда их не было, она пошла вперед за табуном. В этом видео вы видите, как лошади свободно передвигаются по деревне. Сейчас они взволнованны из-за одного нового члена табуна и много бегают.

Для меня это был удивительный опыт, потому что пришлось полностью довериться лошади, отказаться от контроля, но Зорька не на одну секунду не забыла, что на ее спине сидит хрупкий человек. Я также имела возможность почувствовать то, что ощущают лошади, когда двигаются словно стая птиц — синхронно, плавно, скоординировано, каждая знает свое место — или получает копытом по морде»

Теги:

  • В избранное
    6
  • 4

№1 Разработка выкроек - ЗАДНИЕ НОГИ

В этом видео я расскажу про то, как доработать задние ноги у выкройки.
Я не дам вам готовую наработку, я расскажу про приемы, что бы вы потом сами методом проб и ошибок доработали что-то свое.

Приятного просмотра :)



__________Выкройки из видео__________
В серии видео будут присутствовать выкройки ТОЛЬКО те, которые можно свободно скачать в интернете.

Аdam L Humphreys — Часть 1, Часть 2

GAlekz — galekz.deviantart.com/art/MLP-Plushie-Patterns-484196004

__________Моя группа в ВК__________
Творческая группа «Моя мягкая пони»
Туториалы по поне