Фанфик к серии. Девятый сезон. Часть 2 из 7

+71
в блоге Пони-писатели

Ранее: рассказы 1-3.
Иллюстрация к фику от Klemm и DraftHoof

4: Ограбление года     Жизнь загадочная штука. Никогда не знаешь какую загадку она тебе подкинет. Особенно если ты секретный агент Свити Дропс, возвращающаяся домой поздно ночью с очередной миссии по спасению чего-нибудь очень секретного. Когда тело гудит от усталости, ноги подкашиваются, в голове предательски звенит, а глаза слезятся и норовят закрыться. Именно в таком состоянии обнаружила себя Бон Бон оказавшись перед запертой дверью собственного жилища.
     “Странно, Лира должна быть дома, а она обычно не запирает входную дверь,” — промелькнула мысль в её голове, пока она доставала из гривы ключи. Замок щёлкнул и дверь медленно, со скрипом распахнулась. Бардак, представший взору уставшей кобылки можно было характеризовать только словом “полный”. Мебель стояла не на своих местах, стол в гостиной был опрокинут, повсюду лежали какие-то бумаги, платочки, мятые комки салфеток, фантики и просто мусор. Вещи с полок, одежда, книги и хозяйская утварь были сложены аккуратными стопочками то тут, то там. Впрочем некоторые из них умудрились опрокинуться и лежали неопрятным кучками.
     Детективное чутьё агента включилось в работу. Беглым взглядом осмотрев комнату, Свити Дропс установила пару существенных фактов. Во-первых, нет никаких видимых повреждений. Значит это не нападение на жилище агента, никто тут ничего не крушил, здесь не было битвы. А если и была, то невероятно аккуратная. Во-вторых, то, как вещи извлечены со своих мест в шкафах и секциях, свидетельствует о тщательном и доскональном обыске.
     “Воры, грабители? Дверь заперта, как же они проникли внутрь? Окно, телепортация? Хорошо, что Лиры тут нет. Кто знает что бы они с ней сделали. Видимо она опять задержалась на репетиции,” — размышляла Бон Бон, аккуратно лавируя меж стопок вещей вглубь комнат. Что-то не вязалось с её версией ограбления. Слишком аккуратно всё извлечено, и подозрительно много бумажных фантиков. И что, в конце-концов, можно было пытаться украсть у пары простых кобылок? Или её легенда была скомпрометирована? Или же…
     “Быть не может!” — внезапная догадка осенила Свити Дропс. В пару прыжков она добралась до заветного тайника: под самым нижним полотенцем на самой высокой полке шкафчика для постельного белья. Пусто. Всё оттуда тоже было выгребено начисто и редкая коробка конфет, припасённая Бон Бон на их юбилей, бесследно пропала. А ведь это была ограниченная партия с особо крепкой начинкой!
     Шокированная, агент отшатнулась от шкафчика, сделав пару шагов назад. Что-то зашуршало под её копытами, привлекая внимание. Она нагнулась и внимательно изучила бумажки, лежащие на полу. Развернув одну, она осмотрела обе стороны, затем понюхала. Сомнений быть не могло: это фантик от конфеты из той самой коробки. Запах высококачественного самодельного шоколада от её старой знакомой из Мэйнхеттена ни с чем нельзя было спутать.
     Новая находка внесла толику ясности в общую картину. Разбросанные обертки не что иное как цепь улик, ведущая к новому элементу головоломки. Или даже к виновнику преступления. детективный азарт разобрал агента, пока она, словно ищейка, шаг за шагом, бумажка за бумажкой шла к своей цели. Которая, судя по всему, находилась где-то на втором этаже.
     Поднимаясь по лестнице, Бон Бон насторожилась. Словно маленькие локаторы, её ушки встали торчком, ловя малейшие звуки. Кобылка столкнулась с неоспоримым фактом: в доме она была не одна. Кто-то ещё находился в спальне. Агент отчетливо слышала его дыхание, глубокое и на удивление спокойное. Скорее даже посапывание, периодически переходящее в едва слышное постанывание. Всё же тренировки остроты чувств агентов чего-то да стоили.
     Замерев на миг на пороге спальни, Свити Дропс решительно распахнула дверь и ворвалась, готовая к любому развитию событий, от ожесточенной схватки с опасным преступником, до тактического отступления с целью перегруппироваться. Но то что предстало перед её глазами было за пределами каких либо ожиданий. Это настолько не укладывалось в рамки её представления о реальности, что она даже украдкой ущипнула себя, проверяя, не спит ли. Увы, обнаруженное не спешило исчезнуть, равно как и новоприобретенный небольшой синяк в месте щипка.
     В кровати, в окружении фантиков, рядом с подозрительно знакомой коробкой лежала подозрительно знакомая единорожка. Не включая света, Бон Бон подошла ближе, чтобы лучше рассмотреть спящую. Никаких сомнений, это была Лира, со всклокоченной гривой, следами шоколада на мордочке и, похоже, сильным опьянением. Агент наклонилась к гриве кобылки и втянула носом воздух. Сладкий запах шоколада пропитал волосы, но была там и примесь чего-то ещё. Даже сделав ещё пару глубоких вдохов, уткнувшись прямо в макушку спящей подруги, она не смогла определить что именно.
     “Выхода нет,” — прикинула Свити Дропс, словно ища оправдание своим действиям, — “я вынуждена это сделать”. После чего наклонилась к мордочке единорожки и аккуратно, но тщательно слизнула с неё шоколад. Отдернувшись назад, словно опасаясь быть замеченной, она задумчиво чмокнула, разбирая вкус на составные элементы. Очевидным лидером тут был сладкий молочный шоколад, призванный скрасить горечь начинки. “А начинкой тут был… ликёр… вишнёвый!” — Бон Бон довольно улыбнулась, радуясь догадке.
     “Но нужно быть уверенной наверняка!” — решила она. Так что кобылка вернулась к лицу подруги взять ещё одну пробу. И ещё одну, слегка краснея и тщательно убеждая себя, что делает это исключительно в целях расследования. Дыхание у неё участилось именно из-за прилагаемых к анализу усилий, а в груди предательски колотилось сердце лишь из-за беспокойства о Лире. И так до тех пор, пока пробовать больше было нечего, осталась лишь влажная от языка мордочка единорожки, немного недовольно хмурившаяся от необычных ощущений.
     Картина сложилась воедино. Не было никакого грабителя. Была лишь не в меру любопытная единорожка-сладкоежка, каким-то образом узнавшая о недавнем приобретении и не удержавшая себя в копытах. После чего она совершила акт несанкционированного обыска с последующим употреблением обнаруженного содержимого коробки шоколадных конфет и, как следствие, обзавелась нехилым таким опьянением. Дело раскрыто, теперь можно и на боковую. Только сейчас Свити Дропс осознала, насколько она устала и хочет спать. А до своей спальни идти так далеко… Ведь никому не будет плохо, если она приляжет прямо тут, рядом с Лирой, прильнет к ней всем телом, заключит в объятия? Всё равно единорожка ничего наутро не вспомнит.
     Уже намереваясь лечь, Бон Бон заметила на прикроватной тумбочке небольшую записку, придавленную конфетой в знакомой обертке. “Надо же, похоже у этой сластёны всё же есть толика совести,” — сонно умилилась она, но включать свет и вчитываться не было никакого желания, поэтому она просто легла на кровать, стараясь устроиться как можно удобнее. К её недовольству, какой-то посторонний предмет уткнулся ей в бок, всячески создавая неудобства. С раздражением повернувшись, она нащупала некую коробочку в шуршащей блестящей обертке, перетянутую ленточкой. “Подарок,” — уже засыпая, констатировала Бон Бон, роняя голову на подушку.
     “Завтра”, — было последней её осмысленной мыслью, после чего спальню наполнил слаженный дуэт посапывающих во сне кобылок.



Иллюстрация к фику от Stink

5: Розовая пельмешка     “Прогулки очень коварная вещь”, — как некогда говорил Старсвирл. Никогда не знаешь куда дорога тебя заведет и что встретишь по пути. Ведь приключения ждут буквально на каждом шагу, большие и не очень. Будь то необходимость помочь пожилой пони с седельными сумками или утешить упавшего с самоката жеребенка, поймать опять выпавший из окна горшок с петуньей или поднять знакомому настроение беседой, найти и ненароком уничтожить всемогущий артефакт конца света или схлестнуться в ожесточенной схватке с каким-нибудь злодеем.
     Даймонд Тиара и Сильвер Спун не рассчитывали ни на что подобное, отправляясь на свой привычный променад по Понивилю. Они просто наслаждались хорошей погодой, милой беседой и компанией друг друга, как и положено жеребятам в их возрасте. Ничего из ряда вон выходящего с ними не происходило, лишь мирная тихая спокойная прогулка по зелёным улочкам города, мимо стайки суетящихся почтовых пегасов, вдоль уютных домиков, чистых лужаек и ухоженных кустиков.
     Как раз из одного такого кустика внезапно раздался едва слышный, протяжный писк, именно когда кобылки проходили мимо, обсуждая дела, касающиеся только кобылок. Тиара остановилась первой, навострив ушки. На недоуменный взгляд Сильвер Спун она приложила копытце к губам, призывая к тишине. Звук повторился, жалобный и тоскливый. Теперь уже обе пони обеспокоенно смотрели в сторону плаксивого кустика.
     — Думаешь там кто-то есть? — обеспокоенно спросила Сильвер Спун.
     — Если за время нашей прогулки кусты не научились плакать, — в привычной манере ответила ей Тиара. Сделав глубокий вдох и собравшись, она отважно сделала пару шагов в сторону звука. Разумеется готовая в любой момент сорваться в галоп и не менее отважно ускакать прочь.
     Впрочем, нужды в этом не было. Среди зеленых зарослей обнаружилось “нечто”. Больше всего оно походило на розовенькую пельмешку с лапками и острым носиком, суетливо шебуршащуюся на одном месте посреди кучки разломанных деревяшек. Время от времени оно замирало на миг и издавало тот самый протяжный плач, озираясь из стороны в сторону своими маленькими глазками.
     — Какая… — мордочку Тиары исказила гримаса отвращения. Скосив глаза на подругу, она натянуто улыбнулась и закончила фразу: — Какая прелесть!
     — Серьезно? — Сильвер Спун недоверчиво подняла бровь, ни капли не веря услышанному. — Это самый уродливый… щенок? Котёнок? Что бы это ни было! Оно ужасно.
     Розовенькая пельмешка заметно погрустнела, опустив нос и начав хныкать. Кобылки виновато переглянулись и подошли ещё ближе к непонятному существу. несколько мгновений они медлили, раздумывая, как быть, но очень уж жалобно плакала маленькая тварюшка. А сердечки юных кобылок совсем не каменные.
     — Ну прости, пожалуйста, — первой склонилась к созданию Сильвер Спун, — мы не хотели тебя обидеть. Просто нам не привычен твой вид вот и всё.
     — Уверена, среди своих сородичей ты настоящий красавец, — вторила ей Тиара, стараясь звучать максимально искренне. Внезапно её озарило: — Эй, а что если он потерялся и ищет свою семью?
     — Тогда нам нужно к Флаттершай, — предложила Сильвер Спун, аккуратно тыкая копытцем во детеныша. Он, словно всё понимая, притих, поглядывая то на одну кобылку, то на другую.
     — Она всё время общается со странными животными, — пожала плечами Тиара. — Звучит логично.
     С этими словами она подхватила детеныша, водрузила себе на спину, мысленно вознося молитву сестрам-аликорнам чтобы он не испачкал её шерстку, и кобылки поскакали в сторону коттеджа Флаттершай.
     ***
     Жёлтая пегаска мирно занимала свой досуг вязанием, петелька за петелькой выплетая дивный шарфик для Дискорда. Она намеренно не пользовалась какой-то схемой, чередуя лицевые и изнаночные петли в хаотичном порядке, формируя уникальный, ни на что не похожий узор. Уж дух хаоса точно должен это оценить. Флаттершай улыбнулась своим мыслям, представляя, как Дискорд обрадуется подарку и закутается в него целиком, с головы до ног, оставив торчать лишь нос да рожки. Ну, может ещё кисточку хвоста.
     Внезапный стук в дверь вырвал кобылку из её фантазий, отчего она едва не упустила петлю над которой работала. Зафиксировав своё вязание, она отложила его в сторону и поспешила к двери. “Кто бы это мог быть?” — думала Флаттершай, втайне надеясь что незваный гость просто уйдет. Но чувство гостеприимства победило в её внутренней борьбе и пегаска всё же открыла дверь.
     “Никого нет?” — обрадовалась было кобылка, не увидев никого снаружи. Но когда нечто колючее коснулось её ноги, она догадалась посмотреть вниз и обнаружила “нечто”. Это “нечто” больше походило на помесь ежа с птичкой киви. Покрытое иголками тельце с длинным носиком отчаянно тыкалось в ногу Флаттершай, стараясь привлечь внимание.
     — Что такое, мой маленький друг? — спросила пегаска, наклоняясь к гостю, чтобы лучше разобрать что он от нее хочет. Тот, так рьяно жестикулировал своими короткими лапками, что пару раз падал навзничь, потешно катаясь на своей колючей спине. Флаттершай тактично сдерживала рвущийся наружу смех за вежливой и участной улыбкой.
     — Так значит ты ехидна, да? И пара белочек тебе сказала прийти сюда за помощью? Вы со своим детенышем путешествовали, когда случилась катастрофа? О, нет, какой кошмар! — кивала она, причитая и прикидывая, как бы поаккуратнее и побезопаснее погладить необычного зверька. — И теперь он потерялся и ты не знаешь что делать? Скорее искать его, конечно же!
     С этими словами пегаска метнулась куда-то вглубь дома. Секунду спустя она вернулась с толстым одеялком, в которое бережно укутала колючего гостя. Так он не будет причинять её неудобств. Пегаска аккуратно водрузила мягкий свёрток со зверьком, из которого торчал только длинный носик и поспешила в город.
     Флаттершай планировала долететь до города и начать поиск с парка, где и случилась “катастрофа” с участием четы ехидн. По пути им попалась пара кобылок, расстеливших одеяло на лужайке, что-то кушающих и мило болтающих; стайка почтовых пегасов, о чём-то оживленно спорящих, поглядывая по сторонам; пара жеребят, куда-то спешащих по своим делам. Именно при виде последних ехидна на спине кобылки активно зашевелилась, требуя немедленно остановиться и спуститься.
     — Привет, девочки, вы не видели тут… — начала было Флаттершай и тут же осеклась, заметив крошечное розовое нечто на спине у Тиары. — Селестиюшки, какая прелесть! Это же он, верно?
     Последняя фраза была адресована взрослой ехидне, как раз с горем пополам сподобившейся выползти из одеяла. И пока жеребята недоуменно переглядывались, потерянные зверюшки вновь оказались вместе, обнимаясь и потираясь друг об друга длинными носиками. Флаттершай умиленно покачала головой.
     — Спасибо что позаботились о нём, девочки. Вы даже не представляете как помогли, — благодарно кивнула она, улыбаясь.
     — Всегда пожалуйста, — улыбнулась в ответ Тиара.
     — Мы всё равно несли его к тебе, — вторила ей Сильвер Спун. — Что же они такое?
     — Я до конца не уверена, — честно призналась пегаска. — Некий зверёк с других земель. По их словам они путешествовали, когда случилась катастрофа, из-за чего они и потеряли друг друга.
     С этими словами неподалеку с неба упал деревянный ящик. Содержимое в виде конфет различных цветов разлетелось на несколько метров вокруг. Почтовые пегасы засуетились пуще прежнего, пока одна из местных земнопони, та что с конфетками на метке, костерила их на чем свет стоит, нисколько не смущаясь стоящей рядом подруги. Пара ехидн синхронно кивнули носами в ту сторону и что-то неразборчиво пропищали.
     — Ах, так вот как вы путешествовали! — глаза Флаттершай от удивления расширились. — Неудивительно, что случилось нехорошее. Почтово-посыльными перелётами нынче заниматься очень и очень опасно. Особенно в этом регионе. Вам стоит подыскать более безопасный и способ, например…
     О новых методах путешествия для ехидно юные жеребята так и не дослушали, поспешно ретировавшись прочь, обеспокоенно провожая взглядом огромный ящик с надписью “Особо опасно” несомый почтовыми пегасами. Прогулки вещь конечно хорошая, но с них приключений, пожалуй, хватит. До поры до времени.




6: В нужное время     “Кто ходит в гости по утрам тот поступает мудро!”, — гласили слова Эквестрийского классика вечеринкологии, глубоко уважаемого в ученых кругах и цитируемого к месту и не очень. Его самой большой почитательницей в Понивиле и даже в Эквестрии была, безусловно, Пинки Пай. На её фоне некая нежно-салатовая единорожка проигрывает по всем фронтам. Впрочем, она и не гонится за званием самой-пресамой, а просто наслаждается походами в гости. Как вот сейчас, стоя перед домом подруг-музыкантов.
     Лира настойчиво барабанила копытом в дверь в надежде, что ей откроют. Даже лягнула пару раз, чтобы отвести душу. Тщетно. “И какой смысл было звать в гости, если никого нет дома?” — гневно подумала единорожка, бросив наземь приглашение и собираясь уходить. Уже развернувшись, она с недоверием обернулась и воззрилась на ручку двери.
     — Быть не может, — с неверием в голосе, пробормотала она, поворачивая коварный кусок металла. В подтверждение её догадки раздался звук щелчка открытой двери. Следом за ним последовал звонкий удар копытом по лбу раздосадованной кобылки, только что окончательно разочаровавшейся в своих умственных способностях. Даже тут она сплоховала, не рассчитав силу, так что вошла в дом уже потирая саднящий ушиб на лбу.
     Оказавшись в полумраке гостиной, Лира ощутила что не одна. Пронзительный сверлящий взгляд из темноты отзывался чесоткой во всём теле единорожки. Нервно сглотнув, она попятилась. Кто-то пошевелился неподалеку, коротко скрипнув пружинами дивана. Раздался тихий вздох, какие-то шкрябающие звуки. Кобылка, не делая резких движений всматривалась в темноту, стараясь разглядеть хоть что-то, когда ей в голову пришла гениальная идея. Нашарив магией выключатель, она зажгла свет.
     — А, это ты, — с облегчением выдавила Лира, увидев на диване перед собой подругу. Серая земнопони сидела на диванчике и внимательно, очень пристально таращилась на гостью. Что-то было не так. Было ли тому виной некоторое напряжение, сквозившее в теле кобылки, едва заметный румянец на её щёчках или же чёрный ошейник с медальоном в форме кошачьей лапки, единорожка сказать не могла.
     — Эм, привет? — помахала копытом Лира, натянуто улыбаясь. Октавия проследила копыто взглядом, не меняя выражения мордочки. Пряднула ушком и снова уставилась прямо на единорожку. — Всё в порядке?
     Никакого ответа. Вместо этого Октавия чуть наклонила голову, словно с любопытством разглядывая гостью. Ленно вильнула хвостом и неспешно моргнула, словно подтверждая, что она заметила и учла присутствие гостьи.
     — Ла-а-адненько, — протянула единорожка, на шаг пятясь к двери. — Я, наверное…
     Серая земнопони неспешно подняла переднюю ногу к своей мордочке и, не сводя взгляда с Лиры стала её вылизывать, оставляя широкий влажный след. Под всё более удивленным взором гостьи, Октавия, так и оставшись с чуть высунутым языком, принялась водить копытом по голове, то прижимая ушки, то вновь их встопорщивая, чуть жмурясь и мурча от удовольствия.
     —… Мне пора! — бросила Лира и выскочила за дверь. Срываясь в галоп, она поспешила домой. В планах было принять душ и хорошенько подумать о своей манере ходить в гости и о приглашениях в этот дом в частности.
     ***
     — Поверить не могу что ты это сделала! — заливалась хохотом Винил Скрэтч, вываливаясь из своего укрытия на пол и дрыгая ногами. — Не ожидала, что в тебе это есть.
     — Разумеется, я же регулярно выступаю на сцене. Держать лицо это часть моей работы, — задрала нос Октавия, старательно делая вид, что всё в порядке. Но густой румянец выдавал её с головой.
     — Ага, ты тоже самое говорила вчера, когда спорила что сможешь вместить…
     — Я была не в себе, понятно! — вспылила виолончелистка, ещё больше заливаясь краской. — С твоей стороны было низко воспользоваться моим состоянием и взять меня на слабо.
     — А с твоей: поддаваться, — ехидно парировала Винил, поднимая голову, заглядывая в глаза подруге.
     — Что?! Я бы никогда… — Октавия отчаянно краснела, воспоминания о её недавнем поведении всё ещё стояли перед её взором. — Да ещё эта Лира. Пресвятая Селестия, как же стыдно!
     Единорожка поднялась на ноги и подошла к подруге, заключая её в объятия. Та уткнулась мордочкой ей в грудь, со стыда не в силах поднять взгляд.
     — Тише, тише, — успокаивающе гладила её по спине Винил. — Признаю, вся ситуация на моей совести. А вот ты прекрасно справилась со своей ролью. Немыслимо, как ты умудрилась остаться в образе, когда она вошла!
     — Я боялась, что ты потребуешь ещё раз в качестве штрафа, — глухо пробурчала куда-то в белую шерстку Октавия. Она немного подняла голову, так, чтобы нос освободился от плена объятий единорожки. — С тебя бы сталось.
     — Это да, — хихикнула та. Наклонившись вниз и встречаясь взглядом с виолончелисткой, она продолжила: — В конце-концов я была уверена, что тебе понравится. Ты не хочешь мне ничего сказать?
     Октавия застыла на миг, о чем-то задумавшись. Казалось она даже перестала дышать. После невыносимо долгого мгновения, она вновь уткнулась носом в белую шерстку на груди единорожки и едва слышно прошептала: “Мяу.”
     На белом румянец проступает куда как заметнее.


Есть один лунный пони, который пишет милейшие мини фики к началу каждой новой серии, но по каким-то своим лунным причинам, он по дружески попросил меня делать это за него… так что если вы, как и я, хотите, чтобы он страдал, пишите комменты к теме ^_^. Периодически с вычиткой ему помогают Klemm и DraftHoof

Его фики к предыдущим сезонам вы сможете найти здесь.

5 комментариев

— Кис-кис-кис-кис.
.
О, какая милота.
Спасибо!
Мило. Все три истории милые.
Но третья уже была где-то раньше.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.