+1409.75
503 читателя, 229 постов

Начинаю вторую годовшину пожара и в качества этого дня, 2 рассказа, а ешё это первопост.

Пс-с-с-т... кто хочет стать соавтором?

Не буду тянуть поня за хвост, а опишу ситуацию вкратце.

Имеется в наличии:
1) Черновые наброски от начала и до конца.
2) Примерный план, как связать наброски.
3) Готовое название (что для меня достижение).
4) Ощущение, что где-то я это уже читал.
5) Боязнь упустить время.
6) Постоянные новые идеи, которые надо втиснуть в сюжет.

Сюжет: история повествует о юной пони и ночных созданиях, живущих в глубине леса, о зародившейся дружбе между ними и о предопределённом выборе.

Примерные тэги: подростки, бэт-пони, дружба.

Надо:
— решить, что лишнее, а что нет; если отсечь некоторые моменты и связать оставшееся, то получится коротенькая законченная повесть. Если же моменты оставить, и дописать к ним ещё кое-что, то выйдет история с намёком на продолжение.
— не стесняться предлагать что-либо.
— регулярно напоминать автору, какой он поняк.

***

ОБНОВЛЕНИЕ

Начало для оценки — Дитзи, смотри, твоя новая школа!
Сама Дитзи не разделяла восторгов матери и лишь мельком посмотрела в окно. Зато Криспи тут же подскочил на сиденье и упёрся копытцами в стекло.
— Где? — потребовал он писклявым голоском. – Ну где, где, где?!
Зная, что иначе его не уймёшь, Дитзи безо всякого желания обхватила жеребёнка передними ногами и подтянула выше.
— Видишь? — пропыхтела она, упираясь носом ему в спину.
— Неа, — отозвался Криспи, довольно покачивая хвостом и фыркая от подувшего в мордочку сквозняка из форточки. Со злости едва не всхрапнув, Дитзи опустила его обратно и вернулась было к оставленному комиксу, но краем глаза увидела, как сидящий через проход игреневый единорожек снова смотрит на неё, и поспешила отвернуться к окошку. «Да что ему надо, в конце концов?!» – подумала со злостью, глядя на проезжающие мимо домики.
С начала поездки он не оставлял её в покое. То непрерывно таращился, то прохаживался мимо туда-сюда с горделиво поднятой головой, как будто не находил себе других занятий. Из-за него Дитзи не смогла ни перекусить, ни насладиться чтением; ко всему прочему спина под накидкой взопрела и отчаянно чесалась, особенно между лопатками. Только Богиня знала, каких усилий стоило ей сидеть ровно и с равнодушным видом наблюдать в отражении на стекле, как жеребчик уплетает вкусности за обе щёки или изучает собственный — точь-в-точь как у неё! — комикс и продолжает посматривать на неё!
«Тоже, нашёл себе подружку!»
А сидевшие напротив мама с дядей Рафлом как будто не замечали её трудностей. Знай себе разговаривали тихонько да порой задрёмывали, прислонившись друг к другу; дядя Рафл вдобавок обнимал её крылом и утыкался носом в гриву. Вот и пришлось кобылке, которой было невмоготу смотреть на эти нежности, почти всю дорогу просидеть в одной и той же позе на скамеечке. Хорошо хоть Криспи возился со своими раскрасками и почти не отвлекал её.
Но вот наконец-то они приехали. Поезд всё больше замедлял ход, и пассажиры торопливо принялись вытаскивать вещи с багажных полок. Засуетились и мама с дядей Рафлом. Теперь никому не было дела до беспокойно заёрзавшей кобылки. Воспользовавшись мгновением, Дитзи прижалась к спинке скамьи и торопливо потёрлась, зажмурившись и едва не зарычав от облегчения, как дорвавшийся до деревца медведь.
Открыв глаза, первым делом она наткнулась на удивлённый взгляд стоящего в проходе единорожика.
Дитзи вспыхнула и уже без утайки спрятала мордочку в обоих копытах, сгорая от стыда и злости. И просидела вот так, пока Криспи возбуждённо подпрыгивал рядом, а дядя Рафл опускал в проход чемоданы. Только когда вагон наконец-то остановился и пассажиры устремились наружу, увлекая за собой этого противного жеребчика, Дитзи ухватила зубами ручку саквояжа и с наслаждением подняла отсиженный круп.
Оказавшись вслед за остальными снаружи, она в замешательстве огляделась: слишком много пони ходило вокруг и галдело. Припекало солнце, пахло чем-то нагретым, от самого поезда — железом и чем-то еле уловимо кислым. Вмиг у зажмурившейся Дитзи закружилась голова; до её ушей донеслось, как дядя Рафл велел маме оставаться здесь, а сам направился куда-то. Открыв глаза, она увидела только его мелькнувший в толчее хвост.
— Мам, куда дядя Рафл пошёл? — спросила тихонько, опуская сумку на землю.
— Нас должны были встретить, он пошёл искать встречающего, — мама посмотрела по сторонам и уселась на задние ноги. — Подождём, вдруг мы просто разминулись.
Тут к ноге Дитзи что-то прижалось; опустив взгляд, она увидела Криспи с опущенными ушами. Суматоха напугала его; в их городке даже по большим праздникам не собиралось столько пони. Дитзи аккуратно обняла братца, и дрожащий жеребёнок приник к ней ещё крепче.
Приезжающие схлынули, но на приступ поезда кинулись уезжающие и их провожатые. Со стороны паровоза раздался крик. Повернувшись, Дитзи глазам не поверила, когда увидела двух самых настоящих минотавров, в четыре… копыта? ноги? конечности?.. удерживающих трубу, хлещущую толстенной струей воды в железное нутро машины. Один из них вроде бы посмотрел на неё, и Дитзи поспешила отвернуться.
Будь её воля, она ни за что бы не переехала сюда. И пусть мама говорит, что переезд всего на год, пока дядя Рафл будет работать на местной погодной фабрике. Но это ей «всего» год — самой Дитзи казалось, что у неё отнимают целый год жизни.
— Где папа? — боязливо пропищал Криспи.
— Ушёл, скоро вернётся, — ответила Дитзи, даже не пытаясь оглядеться: всё её внимание сосредоточилось на небольшой часовой башенке на здании вокзала. Отвлекшись, она следила за фигурными стрелками — только, когда на краю зрения назойливо замаячило жёлтое пятно, она повернулась. Откуда-то сбоку на них буквально надвигалась ярко-жёлтая земная пони, настолько крепкая на вид, что Семянка даже дёрнулся, намереваясь уйти с её пути. Такая случайно затопчет и не заметит. Однако ж она затормозила всеми ногами и с прищуром вгляделась, после чего радостно пробасила:
— Ну слава богине, добрались! Меня звать Мейзи Филд, пришла вас встретить!
— Здравствуйте, — встала и шагнула ей навстречу мама Дитзи. — Вас не Рафл послал?
— А кто ж ещё-то? Он тама, возле повозки остался. Хотел пойти со мной, помочь вещи тащить, будто у меня спина соломенная, — Мейзи Филд закатила глаза. — Давайте, что тута у вас? Всё унесу, и ваших деток тоже, — она так залихватски подмигнула, что Дитзи поспешила вставить:
— Не надо, мы сами дойдём! Разомнёмся после дороги. Да и тяжёлые мы.
— Тю, разве ж это тяжесть? — спросила кобыла, подхватывая и с помощью матери Дитзи закидывая сумки себе на спину. — Ты-то по виду совсем как пушинка. Да и твоего братишку ветром сдуть можно.
— И ничего меня не сдунешь! — выпятил и распушил грудь Криспи, мигом позабыв про страх от толпы. И недовольно засопел, когда кобыла лёгонько потёрла его по щеке кончиком копыта.
— Зови меня тётей Филд, хорошо?
— Хорошо, — подумав, серьёзно кивнул жеребёнок. — А меня Криспи!
— А тебя, пушинка?
— Дитзи Вэй, — буркнула кобылка.
Они табунчиком прошли через толчею, раздвигаемую мощной грудью тёти Филд. Довольно быстро она провела всех в конец перрона, где народу стало меньше — зато нашлись дядя Рафл в компании ещё одного жеребца, запряжённого в повозку.
— Что-то вы долго, — проворчал последний, хотя морду у него не показалась Дитзи сердитой.
— Да я к другому концу ломанулась, — подосадовала тётя Филд и тут же накинулась в ответ. — А ты стоять уж больно упарился!
— Ты там как оголтелая носилась, я-то по делу стоял
— Это в смысле языком чесал?
Дитзи невольно прикусила губу, лишь бы не улыбнуться. Пока она устраивалась с остальными в повозке, тётя Филд перегружала вещи и всё продолжала ругаться с мужем. Только когда жеребец тронулся с места, она замолчала и порысила рядом с ним.
— Так-то вы в доме моего брата поселитесь, — заговорила спокойно. — Он уж года два как на запад подался, и до следующего Дня Согревающего Очага возвращаться не собирается. Потому и разрешил дом сдавать. Сдаётся мне, он и потом не вернётся — уж больно хорошо, как пишет, устроился, да и наш город всегда казался ему тихим. Так что, ежели приспичит, попробуйте договориться, авось и продаст.
У Дитзи не успело перехватить дыхание, как дядя Рафл ответил:
— Не выйдет, скорее всего. Меня на год сюда перевели, чтобы работу местной фабрики облаков поставил как надо. А потом обратно.
— Так вы у нас новый главный по погоде? — оживился мистер Филд, на ходу повернув голову к пассажирам.
— По облакам только, — поправил дядя Рафл. — С погодой у вас здорово. Уже первый месяц осени на исходе, а жарища как летом.
— У нас всегда так, — покивал жеребец, а тётя Филд подхватила:
— Холода только через пару недель придут, да и то зелено почти до зимы останется. У нас марафон падающих листьев когда в прошлом году был?
— Да на самом излёте третьего месяца, — задумался мистер Филд. — Или когда бочка с сидром на финише прохудилась? Ещё кое-каких бегунов пришлось за хвосты от неё оттаскивать.
Дальше Дитзи слушала уже вполуха, поглядывая по сторонам. Они миновали городской квартал с высокими каменными домами и теперь ехали мимо домов, утопающих в садах. Черешни, яблони, черёмухи, акации… как же одуряюще тут пахнет весной и летом, наверное. Дитзи внимательно поглядывала, но не могла найти ничего, что бы ей решительно не понравилось. Даже навстречу им мало кто попадался — хотя день не перевалил ещё за полдень, и у многих могли быть дела. Жеребят она не увидела вовсе; оно и к лучшему. Желание видеться с кем-то у неё отсутствовало напрочь. А вот сами места ей неожиданно приглянулись — хотя должно было случиться ровно наоборот. Может, потом получится прогуляться чуток.
Наверное, она задремала, потому что голос тёти Филд: «Вот мы и на месте» заставил её вздрогнуть и растерянно оглядеться. Как и когда они сюда приехали?
Они остановились возле невысокого забора, по другую сторону которого зеленел очередной сад, разве что запущеннее соседских. Среди вымахавшей в рост пони травы едва угадывалась выложенная камнем дорожка, ведущая к наполовину скрытому за узловатыми вишнями дому. При виде него Дитзи моргнула и привстала на сиденье.
Дом оказался двухэтажным. Если первый этаж, сложенный из жёлтых кирпичиков, с высокими, закругленными вверху окнами сделал бы честь и знатному пони, то второй…
— Это что за курятник?! — против воли вырвалось у неё, и тут же она испуганно зажала рот копытами под строгим взглядом матери. А мистер Филд довольно заржал:
— Прям мои слова с языка сорвала! Только это не курятник, а мозенин, как свояк говорил.
— Мезонин, умник, — ворчливо поправила его тётя Филд. — Брат там в свое время летнюю комнату устроил. Хотя да, строителем его трудно назвать, — она с большим сомнением глянула на криво сколоченную деревянную надстройку. Эдакий домик над домом, удивительно напоминающий сидящую на насесте курицу.
— Думаю, детям вполне подойдет, — дядя Рафл с затаенным восторгом, как показалось Дитзи, посмотрел на домик.
— Не слишком ли там холодно будет? — мама с сомнением оглядела строение.
— Если что, на первом этаже комнат хватает, — успокоила её тётя Филд, принявшись снова нагружать себе спину.
В дом прошли все разом. Внутри Дитзи встретил запах, заставивший её остановиться посреди маленькой прихожей. Наверное, именно так и должен пахнуть незнакомый дом, подумала она, чувствуя, как холодок пронесся по всему телу и заставил уши встать торчком. А после ей пришлось сдвинуться к стене, когда взрослые принялись расхаживать туда-сюда. Чета Филдов принялись объяснять, что тут и как, но Дитзи и сама уже нашла кухню, а в гостиной — дверь, ведущую в смежную комнату, оказавшуюся чем-то средним между кабинетом и библиотекой. Что её удивило, так это коридор с задней стороны дома. Тянущийся от края до края, с большими окнами он больше напоминал крытую веранду. Сюда выходили двери двух спален, кладовки, ванной. Здесь же Дитзи нашла лестницу, поднимающуюся в надстройку. Прислушавшись к голосам в глубине дома, она решительно взобралась по ступенькам и после секундного промедления толкнула дверь.
Внутри оказалась единственная комната со стенами из оструганных и ладно пригнанных досок. Одну из них занимали кирпичная труба дымохода и несколько полок, другую — выходившее на задний двор окошко. Напротив же входа стоял просто сколоченный топчан, рядом — письменный стол. На полу лежал половик. Когда же Дитзи шагнула дальше, то увидела на стене сделанную из лоскутков картину в рамочке: мельница над полем подсолнухов.
С первого взгляда Дитзи влюбилась в комнату.
— Нда, — Дитзи стремительно обернулась на голос дяди Рафла (как он ухитрился так тихо подойти?!). — Двоим тут тесновато будет, — подытожил он, встав рядом с Дитзи. — Но хорошее место.
— Ага, — негромко сказала Дитзи, скрывая всколыхнувшиеся внутри эмоции. Не заметил ли дядя Рафл?
— Ну раз согласна, то и занимай, — великодушно разрешил он. Его слова оказались совсем не теми, которых ожидала Дитзи, готовившейся услышать: «Хорошее место для маленького жеребенка».
— А… Криспи? — только и спросила она, чувствуя жар до самых ушей.
— Трусишка он, высоты боится, — усмехнулся дядя Рафл. — К тому же сколько тебе лет, пятнадцать? В твоём возрасте я б на животе ползал ради отдельной комнаты, если бы давали.
— А у… тебя… не было? — с запинкой спросила Дитзи.
— Да какое там! Папа очень любил маму, и потому нас в семье шестеро жеребят росло, спали в одной большой комнате. Даже кроватей отдельных не было, гамаки подвешивали.
— О, — не нашлась что сказать Дитзи. — Тогда спасибо.
— Да ради богини, — он качнул головой на дверь. — Иди, заноси вещи, и будем убираться.


Да-да, начало спонячено из «Унесённые призраками» и «Когда здесь была Марни».

Адрес назначения неизвестен

Некоторое время назад я отважился перевести довольно крупный фанфик «Address Unknown», посвящённый романтическим отношениям между Твайлайт и Дерпи Хувс (она же Дитзи Ду), и по сути единственный крупный качественный фанф по пэйрингу «Твайдерпи».
На момент начала перевода у меня уже имелся небольшой опыт с другими историями, поэтому я предположил, что понемногу справлюсь и с этой. Однако будущее показало, что это не так.

Во-первых, большинство предыдущих выполненных мною переводов содержали в себе немалую долю диалогов, в то время как в этой напротив, большая часть текста наполнена описаниями мест, переживаний, размышлений и самых различных ситуаций. Иными словами, переводить «кирпичи» абзацев оказалось куда сложнее, чем «ёлки» диалогов.
Во-вторых, мой уровень понимания английского я всегда оценивал на троечку с натяжкой. То есть могу прочесть несложный текст, понять общий смысл и примерно перевести в уме. Однако с этой историей такой трюк не сработал: большое количество текста означает большое количество новых незнакомых слов и конструкций. Язык истории оказался сложнее — не на порядок, но достаточно, чтобы превратить лёгкую походку в ходьбу по пересечённой местности, в результате чего очень часто возникает соблазн выкидывать «мешающие» места.
В-третьих, сам стиль написания: нередко встречаются жаргонизмы, излишние уточнения, через которые надо продираться и адаптировать.
В-четвёртых, размер — примерно 130 тысяч слов (на 30 глав), что больше всего мною переведённого вместе взятого. Тактика взятия нахрапом не работает, а долгий процесс перевода очень сильно изматывает меня, признаться.

В итоге я начинаю подбивать вывод, что в одиночку справлюсь с работой, дай Селестия, если за год (а то и два); за полгода я едва осилил 9 глав, а впереди ещё 21. Каюсь, виноват, что ринулся в омут, но теперь мне ОЧЕНЬ нужна помощь опытного переводчика и редактора, с кем можно советоваться или переводить вместе. Перевод я не бросаю только потому, что история кажется мне достойной — а с окончанием сериала музыка всё равно должна продолжаться.

И ещё одна проблема в том, что я не знаю, что могу предложить взамен за помощь.

The deed is done.

Не стал дожидаться проверки и публикации на понификшене (админ, как я понял, сильно занят другими интересными штуками), поэтому кидаю этого монстра сюда ради собственного успокоения и ради того, чтобы не упустить «красивую» понячью дату.

В наличие две главы повести, одна из которых мозговыносящее предисловие. Рекомендую читать его аккуратно и терпимо.

Принимается любой разнос по любому аспекту написанного. Можно и похвалить. Учусь писать.

Чтиво:
Гугломенты

Слегка оффтоп

В данный момент хочу собрать побольше худ.материала (для вдохновения), поэтому прошу покидать хороших фанфиков. С одним важным условием.

Очень нужны работы, основанные только на официальном каноне, без большого количества ориджинала и отсебятины (ОС, Люди, ФоЕ и так далее). Я не отмахиваюсь от них, просто среди уже имеющих советов других табунчан я нашёл мало упоминаний о более-менее незамысловатых в этом плане штуках.

Затем-то и существует моя просьба. Подойдут даже виньетки, лол.

Начинающим фикрайтерам: Слова поддержки, советы и прочее



Привет, друзья! Заметил повысившуюся активность писательского общества, не смог остаться в стороне.

Позвольте сказать пару хороших слов в поддержку всех фикрайтеров, начинающих и не очень, а ещё поделиться парой советов.

Самое главное.
Спасибо и низкий поклон вам всем, от одного не сильно искушённого любителя чтения. Вы рассказываете истории, в которых самому хочется поучаствовать (и я сейчас не про клопфики, отнюдь). Вы создаёте персонажей, за которых искренне переживаешь. Вы оживляете любимых персонажей, с которыми хочется встречаться снова и снова. Вы строите целые миры, в которых хочется жить…

С вашими творениями начинаешь больше верить, что то, что ты любишь, может существовать на самом деле. Кроме вас, этого не делает и не сделает больше никто в мире. Помните об этом. Н.И.К.Т.О. В. Мать его. М.И.Р.Е.

И пусть речь всего лишь о строках текста. Чтение художественных произведений — разновидность легального и официального самообмана. Я, как читатель, с радостью готов предаваться такому самообману. Поэтому — творите. Заставляйте нас с упоением самообманываться.

Это достойно искреннего уважения.

Под катом — несколько советов начинающим фикрайтерам.


Читать дальше →

Начпис в ленте

Рассказ, в котором пони, драконы и даже совы втирают друг другу какую-то заумную дичь, а Спайк летит на холодный юг.

Humor mode:off

Кто как пишет?

Сижу, значит, читаю фанфики, и вдруг приходит ко мне мысль «а какими способами пользуются авторы для написания своих творений?». Каждый человек уникален, и у любова автора есть свои способы написаний историй. Вот я и предлогаю: давайте поделимся своим опытом и способами с другими? Я хоть и начинающий автор, но у меня есть свои способы письменности. Но ваши советы могут помочь и другим начинающим авторам!

Огонь любви(черновой вариант)

Часть 1

Свой среди чужих.

Привет, меня зовут Рик Морган. И это моя история о запретной любви и о том, что ради неё приходится жертвовать всем, чего терять ты не хотел.

Читать дальше →

Бессонный

В принципе, я достаточно уверен в нём чтобы просто выложить как есть, но это моя первая публикация чеголибо гделибо вообще, так что я всётаки послушал бы мнений о своём уровне, тем более что вопросы всёравно имеются.

Somnambulent (english original) 7k words теперь на фимфикшне
Бессонный (русская версия) 6т слов теперь на понификшне

Да, обе версии мои, но изначально написана на английском, так что в каком-то смысле это ещё и перевод. Однако, в первой версии я уверен больше чем во второй, изза специфики письма на русском — подразучился/оформление не учил/английский ближе к источнику, о чём и хотел бы поговорить отдельно.

Читать дальше →